Интересный журнал (vartumashvili) wrote,
Интересный журнал
vartumashvili

Categories:

Тао-Кларджети: По дороге к древней столице, часть II: Адское ущелье, Эни-Рабат и Артануджи.

Продолжение. Начало ЗДЕСЬ.

В двух километрах от съезда к крепости Ахиза река Артануджицкали делает крутой поворот. В этом месте скала на правом берегу имеет разлом, называемый Адским ущельем ("Чехеннем дереси"). Этот топоним, народный и древний, видимо, отражает представление древних жителей Артануджи о том, как выглядят ворота в Преисподнюю. Вопреки жаркому названию ущелье было известно своей пещерой, которую использовали в качестве холодильника. Мухаммад сам остановил машину у коричневого указателя, обозначающего достопримечательность, и кивком головы пригласил нас к осмотру. Ущелье небольшое, но при этом словно состоит из нескольких не похожих друг на друга залов. Достаточно повернуть голову, чтобы полностью сменить декорации. Секунду назад ты карабкался по камням в тесной пещере, а при взгляде наверх оказалось, что гладкие стены уходят на десятки метров вверх и словно нависают над тобой и вот-вот сомкнуться в купол, скрыв узкую полоску неба. Остановился отдышаться, оглядываешься, а перед тобой долина, кажущаяся огромной в просвете скал...




1. У Адского ущелья.


2. Вход в Адское ущелье.


3.


4. Узкие проходы.


5.


6.


7.


8. Здесь наверняка свила гнездо благородная хищная птица.


9. Взгляд назад.


10.


На Ютубе нашёлся и вид сверху.
https://youtu.be/Rxe2mYl--OM

Ардануч появился за очередным крутым поворотом дороги. Перемахнув пару раз с берега на берег, мы сразу же въехали в центр города - небольшой, тесный, но уютно притулившийся к набережной реки Артануджицкали. Неизменная для турецких городов мечеть оказалась немного в стороне, поэтому мы её увидели позже, когда поднимались к крепости. Не имея времени для основательной прогулки по городу, мы лишь сделали круг по набережной и, заметив кебабную и наскоро пообедав, двинулись дальше, оставив посещение старого города на обратный путь. До следующего приезда буду утешать себя мыслью, что в этой неосуществлённой прогулке я бы ничего интересного не увидел, поскольку вся застройка правого берега - современная (сто лет назад город заканчивался кладбищем на обрыве над левым берегом).

Наш путь пролегал по правому берегу Артануджицкали. В 15 километрах от Ардануча находится обширное селение Буланик, в прошлом носившее грузинское название Ахалдаба. В его центре перекрёсток, на котором мы свернули на северо-запад и по хорошей грунтовке стали двигаться в обратную сторону, но уже высоко над ущельем. Нас сопровождали потрясающие виды на окрестные горы, петляющую сбоку реки змейку дороги и деревни на противоположном склоне. Вечером, в тёплых оттенках заходящего солнца, здесь особенно красиво.

11. Склон противоположного берега Артануджицкали.


Вот и наша цель - церковь Эни-Рабат - показалась в кронах деревьев. На удобном ровном пятачке, словно специально оставленном природой для этой цели среди горных склонов, построено ещё несколько домов. Людей видно не было, но собака из ближайшего дома принялась грозно лаять, отгоняя непрошенных гостей. С тех пор как храм стоит здесь, всё в округе сменилось и неоднократно: народы, которым принадлежали эти земли, и тропы, которыми они передвигались. (Причём, народы не просто сменялись один другим, они перемешивались культурой и языком. Николай Марр описывает местных жителей-мусульман, носящих грузинские фамилии и турецкие имена, они говорили по-турецки, но их деды ещё помнили грузинский. При этом домашняя утварь, части домов и прочее в их языке сохранили грузинские названия. А проводник Марра, армянин из Артануджи, носивший армянскую фамилию и бывший католиком, не знал грузинского языка, в то время как его отец говорил и на грузинском и на армянском, а дед только на грузинском.) Не удивительно, что церковь утратила своё оригинальное название. Армяне, жившие здесь столетие назад и пользовавшиеся храмом, называли своё селение Норашен, т.е. "недавно выстроенный", они же утверждали, что обжили это место лишь в первой половине XIX века. Некоторое время исследователи ошибочно идентифицировали Эни-Рабат с основанным Григолом Хандзтели монастырём Шатберди, но впоследствии отказались от этой идеи. Порой церковь называют именем соседней деревни Ахалдаба, и, возможно, это название верное, но турецкое "Эни-Рабат" прочно укоренилось в источниках.

12. Соседский пёс.


13. Эни-Рабат.


14.


В прошлом ущелье Артануджицкали, по дну которого проложена современная автомобильная дорога, было непроходимо от посёлка Квемо Чиркиси до Ахалдабы, поэтому Николай Марр подошёл к церкви сверху, со стороны гор. Он упоминает разрушенные ворота, бывшие частью несуществующих к тому времени построек, служивших для защиты храма. Где-то на его пути стояла когда-то и крепость, развалины которой он видел. Учёный оставил довольно подробное описание храма: "Здание не тронуто, никаких переделок или пристроек, сохранилось в общем хорошо, с куполом совершенно нетронутым. Новые лишь две армянские надписи, одна на фасаде западного крыла, другая на фасаде южного крыла". Среди прочих фрагментов Марр прочитал короткую надпись на грузинском "эта церковь", бывшую, должно быть, частью целого предложения. "Следы росписи сохранились местами до сего дня; так - над парою окон на южной стене заметны ясно в ряд три ореола трёх святых или трёх ангелов". Прошедшее столетие, самое неспокойное из всех, здание церкви в целом перенесло без серьёзных потерь, главное - сохранив купол в неизменном виде. Исчезли многие из облицовочных камней, возможно, будучи использованными при строительстве домов в этой и соседней деревнях. Но ни упомянутых фресок, ни надписей нам уже увидеть не суждено. Нет более и каменных крестов, некогда прислонённых к стене церкви; как строительный материал они едва ли могли сгодиться, но, кто знает, может, пополнили фонды какого-нибудь краеведческого музея.

15.


Возведение Эни-Рабат относят к началу или середине XI века. В архитектурном плане примечательны декоративные колонны с арками с каждой стороны, которые рядами опоясывали всё здание. К сожалению, облицовочный камень, которым были выложены колонны и арки, отсутствует во многих местах, и представить как всё смотрелось изначально и с какой целью было сделано так, а не иначе - сложно. Некоторые камни были перемещены во время имевшей место в глубоком прошлом реставрации, следы которой ясно заметны на западном фасаде. В хорошем состоянии сохранились орнаменты вокруг окон с южной и западной стороны. И совсем ничего не осталось от прочих построек: придела с южной стороны, часовни и церковной ограды. В начале прошлого века следы их фундаментов и фрагменты стен ещё можно было видеть, но в наши дни всё выравнено и покрыто аккуратной травой. Впрочем, если войти внутрь, то становится очевидно, что уровень пола был ниже, соответственно и снаружи слой земли выше, чем раньше и, возможно, под ним скрывается что-то интересное, способное пролить свет на то, какие ещё здания составляли церковный комплекс.

16. Северная стена.


17. Северо-восточный угол.


18. Окно в западной стене.


19. Два окна в южной стене.


20. Окно в куполе.


21. Заложенный проём с запада.


22. Следы реставрации, в ходе которой камни, служившие колоннами, оказались не на своих местах.


23. Стены, лишённые облицовочного камня.


24. Борджгали - один из древнейших грузинских символов.


Поскольку возможности любоваться мастерством художников, работавших над утраченными фресками, нет, можно оценить работу каменщиков. Во многом благодаря их мастерству эти стены простояли тысячу лет. Особенно поразительна сохранность купола, на котором даже имеются большие островки штукатурки.

25. Общий вид. Купол, алтарная часть и южная стена с двумя окнами.


26.


27. Алтарная часть с двумя ризницами по бокам.


28. Ризница.


На мой взгляд Эни-Рабат - один из самых фотогеничных храмов из виденных мной в восточной Турции. К нему не примыкают дворы и заборы, он не используется для хозяйственных целей. Он просто стоит слегка в стороне, гордо и одиноко, вне времени. Ветхий, но живой.

29. Один из домов у церкви.


Сделав кратковременную остановку над ущельем для фотографирования, мы помчались в Артануджи. К тому времени солнце коснулось гор на противоположной стороне, окрасив всё золотом. Хотелось задержаться, насладиться этой красотой, но уже стало очевидно, что времени на осмотр древней крепости практически не осталось.

30. Над ущельем реки Артануджицкали.


31. Кирилл и Алина.


32. Наш водитель.


33. Хозяйство на противоположном склоне ущелья. Выглядит древним.


Небольшой район и без того миниатюрного городка Ардануча на крайнем его западе, у подножия отвесной скалы, и являлся столицей грузинского государства в кратком историческом разрезе. Как я уже упоминал в первой части, крепость в Артануджи появилась в V веке благодаря царю Вахтангу Горгасали, обнаружившему "скалу в центре Кларджети, а там и деревню" (существует мнение, что крепость была, а царь лишь укрепил и перестроил её). То, что автор «Жизни Вахтанга Горгасала» называет "деревней", возможно, являлось городом Артаниссом, отмеченным в числе населённых пунктов Иберии Птолемеем во II веке. Турецкие источники пишут, что Артануджи был в составе древнего царства Урарту и был разграблен скифами в 7-м веке до нашей эры. Марван II ибн Мухаммад, прозванный грузинами за проявленную жестокость "кру" ("глухим") разрушил крепость в 734 году - это событие и последующее прибытие в Артануджи царя Ашота Курапалата описаны у Сумбата Давитис-дзе в "Истории и повествовании о Багратионах". Ашот из Династии Багратиони был эриставом (~ герцогом) Картли, провинции Тбилисского эмирата, как называлось в то время оказавшееся в подчинении у арабов грузинское государство: "Ашот курапалат властовал в стране сей и местом его пребывания были Бардав [Барда, город в современном Азербайджане] и Тбилиси, и принадлежала ему область вокруг них". Не выдержав арабских притеснений, Ашот бежал с небольшим отрядом "коренных жителей (и были они) с семьями и детьми" в южную Грузию, откуда были родом его предки. У озера Паравани произошло сражение, во время которого его отряд чудесным образом разбил большое арабское войско. Дальше они "отправились и прибыли в Шавшетский хеви [ущелье или административная единица]. А хеви Шавшетский, за исключением нескольких селений, тогда не был заселен, ибо опустошился во времена владычества персов, когда глухой из Багдада сокрушил все крепости и прошел по Шавшети и Гадони [гора]. А вслед за этим повальный понос [имеется в виду чума] истребил (население) Шавшети, Кларджети и лишь немногие из жителей остались в некоторых местах. А оставшиеся жители Шавшети с радостью и любовью отнеслись к нему и обосновался он там. [...] (И этот Ашот курапалат) обнаружил в Кларджети в лесу скалу одну, где впервые Вахтанг Горгасал воздвиг крепость по имени Артануджи. Была она разорена глухим из Багдада. Восстановил ее Ашот и выстроил вновь крепость, а перед крепостью, у ее подножия, построил город. Внутри крепости воздвиг церковь святых апостолов Петра и Павла, и уготовил там же усыпальницу свою, и обосновался на жительство в той крепости". С этого момента Ашот I Великий - родоначальник династии грузинских царей (в их числе и двух цариц - Тамары и Русудан) Багратиони. Всего его отпрысков, возглавлявших престол как объединённого государства, так и его независимых частей в периоды раздробленности, будет около 150 человек в течении следующих без малого тысячи лет, до присоединения Картли-Кахетинского царства к Российской Империи и упразднения монархии.

34. Григол Хандзтели, Ашот Курапалат и Вахтанг Горгасали


Прибыв в Артануджи, Ашот Курапалат стал правителем в то время, как многие образованные грузины искали лучшей жизни за границей - на Синае или Афоне, а самые способные военачальники служили в византийской армии. Взявшись за дело возрождения опустошённого края, не мог он не встретиться с тем, кто шёл к тому же результату, но с другой стороны, с Григолом Хандзтели, самым известным духовным служителем Тао-Кларджети. Оба, безусловно, являлись яркими личностями, и друг без друга результат их трудов был бы не столь впечатляющим. Дела их шли параллельно, вытекая одно из другого, и, накладываясь, многократно усиливались. Правитель одаривал Хандзтели землями и дарами, последний же употреблял их на славу, основывая монастыри и храмы, при которых велась просветительская деятельность. Об отношениях власти духовной и власти светской, о влиянии их лидеров (оба впоследствии будут канонизированы) друг на друга говорит один интересный факт, изложенный в «Житии Григола Хандзтели»: "(Ашот) привел в крепость распутную женщину, с которой грешил, так как демон любви очень разжигал его. У него раньше не было этого в нраве, но его одолел злой грех. Услышав о таком деле, растлевавшем душу, блаженный Григорий сильно огорчился. (И) лично стал обличать властителя. Тот дал слово оставить грех и отпустить женщину туда, откуда он ее привел, но властитель не имел силы остаться верным слову, так как был порабощен страстью. Блаженный Григорий улучил время. В один прекрасный день, когда курапалат был в далекой стране, он отправился из Шатберди в Артануджи". Хандзтели провёл беседу с "вторгшейся между мужем и женою", дал ремень от своих сандалий, которым она опоясалась, и лично проводил к некоей блаженной Февронии в местечко Мере. Ашот, узнав об этом, побывал у Февронии, пытаясь хитростью вернуть ту женщину, но был устыжен и "уразумел свой позор".

35. Вид на крепость и город у подножия скалы. Источник: Википедия.


Проехав современный Ардануч и оказавшись на другом берегу, мы серпантином поднялись вверх и остановились на небольшой площади. Нижняя часть древнего города тоже когда-то была окружена крепостной стеной. Ворота в ней и некоторые фрагменты кладки Николай Марр описал подробно, но сомневаюсь, что от них что-либо осталось. Пройдя между домами, мы вышли на тропу, поднимающуюся вверх по склону к скальному обрыву. Тропа привела к первым каменным стенам верхней крепости и железной лестнице, ведущей на вершину. Если приглядеться к старой части Ардануча, то можно заметить дорожные укрепления и даже целые отдельные постройки, выложенные схожим камнем. Часть этих построек может быть ровесником крепости, во всяком случае периода правления Ашота и его ближайших потомков, а часть могла появится позже из разобранных крепостных стен. От крепости мало что осталось. Самое внятное - стена с аркой у входа, всё остальное разрушено настолько, что даже не прослеживается первоначальный замысел архитекторов. Наиболее цельно выглядит юго-западная стена. Но подниматься на крепость имеет смысл в любом случае. Если не ради того, чтобы почтить память основателей, то уж точно за открывающимися видами. Для начала видом в сторону артвинской дороги и Адского ущелья. Скала здесь практически отвесная, ограждений никаких, и сильный порывистый ветер норовит скинуть вниз. Вид на Артануджи тоже не назовёшь обычным: здесь и город как на ладони, и старая его часть, хаотичная, с жестяными крышами, и новая, за мостом, расчерченная на прямоугольные отрезки. От города во все стороны волнами поднимаются горы, и ровно середину этого вида по диагонали перечёркивает скальный обрыв. Визуально это сильное место, и, стоя у края обрыва, можно дать свободу фантазии и представить огромный Тбилиси, выросший в этом ландшафте. В реальность возвращает карикатурный портрет Ататюрка, установленный на крепости.

36. Подъём (снято на обратном пути).


37. Вид в сторону Адского ущелья.


38.


39.


40. Вид на Артануджи. Посередине кадра у края обрыва развалины соборной церкви.


41. Фронтальный вид. Перед мостом кладбище, но древних могил, которые могли бы принадлежать выселенным армянам, со стороны не видно.


42. Миниатюрный центр современного Ардануча.


43. Горящий по ночам портрет Ататюрка.


Как я уже упоминал, жизнь Ашота Курапалата оборвалась трагически. Во время сбора войска для борьбы с арабами, царь был предан и убит. "Мёртвого Ашота курапалата взяли и предали земле в его усыпальнице, в крепости Артануджи, в церкви святых апостолов". По поводу церкви существует путаница. Сумбат Давитис-дзе ясно указывает в своей летописи место усыпальницы: в крепости, вне города. Но церковью святых апостолов Петра и Павла часто ошибочно называют соборный храм, находившийся в нижнем городе у обрыва. Он был сложен из камней колоссального размера (самый большой - около двух метров в высоту и трёх в ширину), что, впрочем, не спасло его от уничтожения, а о том, что могучие стены были растасканы свидетельствует факт отсутствия этих самых камней. Николай Марр оставил подробное описание храма и его снимки. Но к сожалению, уже тогда он был в руинах. Вероятно, строительство велось в IX-X вв. Для того, чтобы разровнять площадку была срезана скала. Марр предположил, что, возможно, храм был перестроен из более раннего сооружения, на что указывали различия в кладке отдельных стен.

Церковь-усыпальница царя Ашота, построенная при нём и для него, очевидно, находилась в верхней крепости. От неё мало что осталось, но поскольку обвалившиеся стены и купол не расчищались, то кто знает, что можно обнаружить под завалами? Как минимум уцелевшие фрагменты стен, а как максимум - нетронутое захоронение. Последнее, скорее всего, даже не сохранилось, но чтобы узнать это наверняка, нужно проводить полноценные раскопки, а интерес к этому, как общественный, так и научный, пока ещё слишком слаб. А завал здесь чуть ли не до уровня купола... За церковью у каменных валунов вырытая ниша неясного назначения и - недалеко - типовой резервуар для хранения воды. Можно найти фрагменты керамики. Вот и вся столица! Стоит отметить, что в Артануджи была ещё третья церковь, перестроенная в мечеть в 1553 году, и, возможно, сохранившаяся до наших дней. У её входа имелся камень с надписью древнегрузинским письмом.

44. Соборная церковь Артануджи.
Артануджи

45. Церковь святых апостолов Петра и Павла - усыпальница царя Ашота.


46.


47. Православные бывают здесь, но очень редко.


48. Неясное помещение ниже уровня земли.


49. Ёмкость для хранения воды.


50.


Царь Ашот поступил по совести, разделив владения между тремя своими сыновьями, и тем самым совершил политическую ошибку. В то время как государству требовался единый и сильный руководитель, произошло раздробление, которым воспользовались арабы, захватив Тао-Кларджети, обложив князьков данью и стравливая их между собой. Братья, нужно отметить, были дружны и после изгнания арабов совместно решили, кому достанется власть, но их потомки друг к другу уже таких тёплых чувств не испытывали. Артануджи стал вотчиной Адарнасе - старшего сына Ашота, в то время как политическая власть осталась у среднего брата Баграта. Потомки Адарнасе, называемые Артануджели, владели городом до того момента как он стал собственность царя Давида III Великого (930-1000 или 1001). Постепенно Артануджи утрачивал своё политическое значение, оставаясь ещё некоторое время важным торговым центром и крупнейшим городом Тао-Кларджети. Византийский император Константин Багрянородный в своём трактате "Об управлении империей", написанном в середине X века, отмечал, что "крепость весьма сильна", что огромный налог взимается с товаров, приходящих из дальних и ближних стран. Вскоре столицей грузинского царства становится Кутаиси, а Артануджи, расположенный далеко на окраине, погружается в провинциальный сон. В XI веке город ещё был интересен византийцам и туркам, предпринимавшим походы на него. В середине XVI века Тао-Кларджети захватила Османская империя, крепость подверглась укреплению. В XVII-XVIII веках населявшие город грузины были в основном обращены в ислам. В конце XIX - начале XX века территория бывшего княжества являлась ареной столкновений двух империй - Российской и Османской. Но крепость - ветеран былых сражений - к тому моменту давно потеряла военную значимость и, вероятнее всего, была заброшена. Прошедшее столетие в таком состоянии она и пребывала.

51. Тропинки в крепости.


52.


В Хопу мы вернулись слишком поздно, приличные люди в такое время в гости уже не ходят. Но приглашение, я уверен, до сих пор в силе. И ну и что, что у меня не сохранился даже номер Адама - его каждый знает в этом городе.


19 июля 2018 г.

Смотреть другие рассказы о Грузии.
Tags: грузия, турция, храмы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments