February 24th, 2013

Нос

Открытие Чада и планы на весну.

Жил себе не тужил консул республики Чад. С одной стороны скучал по родине, а с другой был очень даже рад тому, что находился за ее пределами. Пусть он работает не в Париже и не в Вашингтоне, но Москва тоже не самое худшее место. "Все же лучше скрип грязного московского снега под ногами, чем скрип красного раскаленного песка на зубах", -  думал он. Скорее всего консул даже не получал зарплату из Нджамены (так называется столица его родины), и его консульство полностью работало на самоокупаемости (такое с африканскими странами сплошь и рядом) – типа, будь рад, что тебе по большому блату предоставили возможность работать вне дома, потому что дома работать вообще-то негде, а дальше крутись как хочешь. А может его дип представительство кормилось раздачей листовок прохожим где-нибудь на Лубянке... Консульство Чада скрывалось в законспирированной квартире, верного адреса которой не знал даже интернет. Но однажды размеренная жизнь консула нарушилась факсом с родины, гласящим, что какие-то странные граждане государства, в котором он имеет счастье работать, собрались посетить его никому не нужную со времен Клапертона (это тип, открывший озеро Чад) страну.  Принимающая сторона прислала номер телефона консула и в один прекрасный день до него все же удалось дозвониться. Консул удивился странному звонку не меньше, чем факсу, но виду не подал. Наоборот, он вдруг осознал, что вскоре благодаря возросшей туристической активности он, наконец, станет важным чиновником на родине, а в Моску, как говорят французы, будет загребать за визы не слабые деньги (еще бы, виза Чада стоит аж 150 долларов США). И российские туристы поменяют Красное море Египта на заросшие болотистые берега озера Чад и устроят там как и полагается "тагииил". Консул с трудом оторвался от своих мыслей, достал из ящика пачку анкет – судя по советской символике они помнили прошлую эпоху – и бросил на стол. Облако пыли взлетело вверх. Через несколько дней визы были готовы.


Collapse )